Вы здесь

Ладья у переправы. Признание в любви (А. Ф. Ануфриев, 2016)

Моей любимой жене Ануфриевой Зое Николаевне посвящается…

ЗОЯ

Я помню ночь индийскою зимою, —

Пусть с той поры минуло много дней, —

Когда впервые ты ушла со мною

В бескрайний мир блуждающих огней.

Я был пленён улыбкою твоей,

Прекрасных глаз бездонной синевою.

И понял я: под вечною луною

Нет женщины мне ближе и родней!

А с алтаря белеющего храма

Нам говорил голубокожий Рама:

«Одна любовь дарует людям вечность…»

Вдали платанов высились громады,

Немолчно пели песнь свою цикады,

И уносились звёзды в бесконечность…

Признание в любви

Именно такая мысль пришла мне в голову, когда зашла речь об издании этой книги, ибо если и есть что ценного в жизни любого человека, так это любовь.

Когда прожита лучшая часть жизни, можно вспомнить много хорошего и плохого, что довелось испытать на жизненном пути. Хочу сказать, что мне встречалось в жизни больше хороших людей. Мои родители прожили долгую жизнь и смогли сохранить чувство любви и привязанности друг к другу. И моё детство было согрето их любовью и заботой.

Сам я начал писать стихи довольно поздно, после встречи с моей будущей женой Зоей.

Но стихи я слышал с детства. Отец был родом с поморского Севера – края поголовной грамотности. И он, и дед в молодости писали стихи, беспечно доверяли бумаге свою боль и сомнения и чуть не поплатились за это жизнью. Мать происходила из старинного, но давно обедневшего дворянского рода Ступиных из города Рязани, по крестьянской линии была в близком родстве с семьёй Сергея Есенина. Но больше всех я обязан тётке матери – Евдокии Прокофьевне, которая посвятила жизнь нашей семье. Она окончила три класса церковно-приходской школы, но прекрасно знала классическую литературу и божественно говорила на старорежимном русском языке. Так что меня с детства окружали хорошая литература и грамотная русская речь.

Я родился в середине прошлого века и в значительной степени принадлежу ему – там мои истоки, друзья детства и юности, многим из которых, увы, не суждено было переступить порог нового столетия. Я благодарен этим людям, этому гениальному и противоречивому веку, России, прекрасному русскому языку, который даровал человечеству мятежный титан Прометей. Если бы мне довелось родиться снова, я с великой радостью выбрал бы Россию, чтобы разделить с ней её трагическую судьбу, ещё раз, как птица Феникс, сгореть и возродиться из пепла, просто думать и говорить на русском языке.

Но я с надеждой вглядываюсь и в нынешний век. Верю, что и в будущем не прервётся связь времён и кто-нибудь прочтёт и поймёт меня.

Основная часть моих публикаций приходится на 80-е годы прошлого века. Когда началась перестройка, поэзия надолго вышла из моды, настали весьма прозаические времена. Эта книга – скромный итог моих дерзновений. Но и это было бы невозможно без прекрасных и добрых людей, которых Бог послал мне на жизненном пути. Мне хотелось бы выразить им глубокую признательность и благодарность за их добро.

Я благодарен моей любимой жене и музе Зое Николаевне, которая уже более сорока лет терпит мои причуды, стоически деля со мной все радости и превратности судьбы;

Генеральному директору АО РИЦ «ТЕХНОСФЕРА» и просто обаятельной женщине Ольге Андреевне Казанцевой, великодушно взявшейся опубликовать всё это;

поэтессе (нет, Поэту) Ларисе Николаевне Васильевой, которая помогла мне в моём становлении на литературной стезе;

моим коллегам из МГИМО – Евгении Петровне Завадской и Ирине Тенгизовне Прокофьевой за участие в моей литературной судьбе;

редакции газеты «Международник», опубликовавшей мои первые корявые стихи;

поэту-песеннику Игорю Васильевичу Кохановскому, раскрывшему мне секреты написания песенных текстов;

редактору радиостанции «Юность» Ольге Краевой; композитору Александру Григорьевичу Рогачёву (1949–2014), с которым мы написали много песен;

Николаю Петровичу Караченцову и Владимиру Вольфовичу Жириновскому, исполнившим наши песни;

прекрасной исполнительнице русских народных песен, золотому голосу России, Народной артистке России Наталье Борисковой; солистке Нукусской филармонии Наталье Сениной; композитору Ладо Сурамели (моему ровеснику и уже ушедшему из жизни много лет назад молодым), который привёл меня в Российское авторское общество (тогда – ВААП);

редактору журнала «Наш современник» Александру Ивановичу Казинцеву, опубликовавшему мои переводы стихов Р. Тагора;

редактору «Сельского календаря», поэту Валентину Васильевичу Тяну; Михаилу Ионовичу Фишбейну, талантливо и с душой отредактировавшему мою первую подборку переводов стихов в «Художественной литературе»;

Ренату Ириковичу Беккину и всему коллективу редакции журнала «Чётки», прекратившего издаваться, к моему глубочайшему сожалению, – великолепный был журнал!

поэтам Ахмеду Муталимовичу Джачаеву и Нее Суюновичу Капаеву за многолетнюю дружбу и сотрудничество;

всем другим поэтам, которых я переводил, но не имею чести знать лично; всем-всем, кто помог мне в жизни.

Хочу поблагодарить и своих недоброжелателей: не будь их, я не смог бы в полной мере оценить настоящую дружбу, быть постоянно в тонусе и чувствовать, что я ещё живу на этой прекрасной Земле!

Александр Ануфриев